2

Точки невозврата: эксперимент

точки невозврата

В последнее время меня очень увлекла идея, связанная с так называемыми точками невозврата.

Понятие «точек невозврата» или «точек возврата» встречается в разных областях и, как правило, означает некоторое место или момент времени, по прохождении которого путь назад оказывается закрытым. Для лётчика точка невозврата там, где ему не хватит горючего, чтобы долететь обратно до базы. Для путешественника – место, из которого сил и провизии уже не хватит, чтобы вернуться в лагерь. Точки невозврата либо привязаны к каким-либо характеристикам (запас топлива, запас провизии), либо сознательно создаются людьми.

Так, Вильгельм I Завоеватель, герцог Нормандии, переплыв Ла-Манш и высадившись на английский берег с огромной армией, приказал сжечь все корабли, чтобы отрезать путь назад своим воинам и, если уж говорить откровенно, самому себе. Хочешь не хочешь, а пришлось завоёвывать Англию. Этот же трюк проделал и Фернандо Кортес – испанский конкистадор, уничтоживший империю ацтеков – пятьсот лет спустя.

Точки невозврата незримо присутствуют в жизни каждого из нас, и для того, чтобы в них попасть, даже не нужно жечь корабли. Они находятся на временной шкале, и в данном случае под точками невозврата я понимаю те моменты, когда мы принимаем серьёзные неверные решения, в корне меняющие всю нашу жизнь. точки невозврата

Вспомните, жалеете ли вы о чём-то, что совершили раньше? Сделали что-то не то, или, наоборот, что-то не сделали? Поступили не на ту специальность? Устроились не на ту работу? Выбрали не того человека? Мечтаете найти машину времени, чтобы вернуться и всё поправить? Что-то такое, что серьёзно повлияло на вашу жизнь, и не произойди этого, то жизнь сейчас стала бы совсем другой. Мы каждый день принимаем тысячи решений – что взять, какой дорогой пойти, что прочитать, что съесть, но это сложно назвать роковым выбором. В этом главное отличие точек невозврата от всех остальных точек – то, что мы делаем, задаёт направление нашей жизни на долгие годы, пусть даже поначалу и кажется незначительным.

Я решил выяснить свои точки невозврата, и тут под руку подвернулись стодневки. Стодневка, если кто не знает, – это когда вы берёте на себя обязательство делать какое-либо полезное дело или закреплять полезную привычку на протяжении 100 дней подряд. 100 дней – прекрасный срок, он достаточно долгий для того, чтобы сотворить что-то глобальное, и, с другой стороны, не настолько долгий, чтобы потерять к выбранному делу интерес. Говорят, привычки закрепляются за 21 день, так что главное – начать, а дальше пойдёт по накатанной.

Я, будучи писателем, люблю копаться в себе и в окружающей жизни, подмечая интересные факты и отыскивая закономерности, и поиск своих точек невозврата будет для меня очередным экспериментом по самопознанию. Параллельно я буду оттачивать свои писательские навыки, потому что для исследования точек я в качестве инструмента выбрал фрирайтинг.

Фрирайтинг + стодневка = убойное сочетание, так что будет интересно.

Фрирайтинг предполагает, что вы каждое утро садитесь и пишете либо определённое количество страниц, либо определённое количество слов на любую тему. Главное правило фрирайтинга – не заморачиваться и писать то, что в голову придёт (на то он и «free writing» – «свободное письмо»). А писать что в голову придёт я люблю, главное, не называйте меня графоманом.

точки невозврата

В общем, приступил я к эксперименту ровно две недели назад. Начал я искать свои точки невозврата в школьных временах, когда, живя с родителями, принимать глобальные решения и перевернуть всю свою жизнь вроде бы сложно, но если постараться, то и там можно накосячить.

Я вспомнил ровно три таких точки невозврата. Две из них касаются моих отношений с противоположным полом, и я, конечно же, о них вам здесь не расскажу ;) Но про самую первую по времени точку невозврата – случай, о котором я жалею и хотел бы изменить, будь у меня машина времени, – хочу написать.

Первая точка невозврата

Я потерял друга. Не помню, когда это было точно, наверное, в классе восьмом.

Мы с Антоном (я знаю, что меня читают и мои одноклассники, и мои родные, так что имя я изменил) были лучшими друзьями в садике, и моя мама по своим каналам устроила так, чтобы мы с ним попали в один класс в школе. Так мы и дружили с первого класса, и на всех фотографиях от первого сентября я стоял рядом с ним. О такой дружбе, как наша, можно было только мечтать.

Мы проделывали множество разных интересных штук. К примеру, неподалёку от дома Антона был холм. Ну, как холм – просто земляная насыпь, поросшая деревьями. Это было идеальное место для устройства штаба. Мы натаскали туда досок, веток и соорудили такой специальный домик, в котором проводили долгие часы, играя в игры и следя за прохожими.

Другим культовым местом у нас был внутренний дворик заброшенной бани, который находился тоже неподалёку, через реку. Там стояли три ржавых агрегата, о происхождении и назначении которых я не знаю до сих пор. Но в них можно было залазить как в танк, и мы искренне верили, что это корабли инопланетян, потерпевшие крушение на нашей планете.

Наверное, как и каждый мальчишка, в детстве мы мечтали покорять космос, хотя наши игры редко выходили за пределы наших дворов и вот этого банного дворика.

Когда был дождь, мы приходили к Антону домой и играли в приставку. У всех пацанов тогда было модным иметь «Денди», но у друга была какая-то корейская приставка с непонятным названием из иероглифов и вырвиглазным дизайном. Фишкой этой приставки было то, что в неё были намертво вшиты около сотни разных игр, и переключение между играми осуществлялось при помощи маленького пластикого рычажка на корпусе. Большая часть игр была полным отстоем, так как их сложность не позволяла играть в них больше нескольких секунд (при том, что все игры были на уровне игровых автоматов 80-х – донельзя примитивными). Но были и хиты – больше всего мне запомнилось спасение потерпевших кораблекрушение моряков, которых надо было переносить вертолётом с острова на остров.

Радиостанция выглядела примерно так
Радиостанция выглядела примерно так

По сути, мы развлекались точно так же, как и все другие мальчишки, но была у нас и своя фишка. Отец Антона был телемастером и любовь к радиоэлектронике привил своему сыну с детства. На момент учёбы в пятом-шестом классах у друга уже была своя собственная радиостанция, которая открыла ему целый мир любительского радио. Я тогда считал их всех странными чуваками, которые пытаются друг друга запеленговать, а потом присылают по почте карточки со своими позывными в знак дружбы (и для пополнения коллекции), но сейчас понимаю, насколько это было круто. Это сейчас есть интернет и возможность связаться с любым человеком в любой точке мира, а тогда морзянка в наушниках был чуть ли не сигналом из космоса. Самым клёвым было, когда ты получал код «QZZ» — типа, «это радиопомехи или ты уснул и захрапел»?

У меня сейчас в голове не укладывается, как можно из-за мельчайшего пустяка полностью прекратить дружбу, которая длилась почти десять лет.

А дело было так. В тот день мы шли из школы втроём, был ещё один мальчишка, живший неподалёку, и мы часто шлялись по окрестностям в этом составе после уроков.

Не помню уж с чего всё началось, но Антон начал надо мной прикалываться. Там было что-то безобидное и совсем детское, вроде «Серёжка-картошка» или «Мишка-книжка». Но его, видимо, сильно торкнуло, он был в отличном настроении, поэтому со своей дразнилкой прилепился как банный лист.

У меня же настроение было паршивое. После того, как он выкрикнул глупую кричалку в сотый раз, я повернулся к нему и в сердцах сказал: «Всё, ты мне больше не друг». Развернулся и пошёл домой другой дорогой, один.

Это была мелочь, которая должна была забыться на следующее утро, но, к сожалению, в школьные и студенческие годы я был чуваком бескомпромиссным.

Он подошёл ко мне с утра, поприветствовал, завёл обычный разговор, ну, мы же были друзьями. Но я собрал в кулак всю свою злопамятность и напомнил ему, что теперь мы не друзья, и я не хочу с ним общаться. Он расстроился, ушёл и с тех пор уже не подходил ко мне.

Возможно, мы бы помирились. В 13 лет слишком многое происходит и многое меняется – такова особенность переходного возраста. Меняется само наше отношение к действительности, ну, вы сами знаете, сегодня ты играешь в трансформеров, а завтра уже в карты с девчонками на поцелуи. Мы бы снова стали друзьями, но вмешался случай.

точки невозврата

В тот год на нашей параллели расформировали один класс и распределили его учеников по всем остальным классам. К нам перешло шесть человек – две девочки и четыре мальчика. С двумя мальчишками я быстро нашёл общий язык, а вот оставшиеся двое оказались тамошними «крутыми».

Нам тогда ещё не разрешали рассаживаться в классе по своему желанию, это решала классная руководительница. Не знаю уж как, но она посадила одного из новеньких «крутых» с его же соседом по дому, а ко второму подсадила моего бывшего друга. Двое новеньких и их друг быстро сориентировались и сколотили свою тусовку, в которую за считанные дни завербовали Антона, искавшего себе новых друзей.

Общение с этой тусовочкой на Антоху так повлияло, что он перенял от них часть альфовых замашек и с головой окунулся в новую жизнь.

Таким я его не видел никогда – агрессивным, грубым и пофигистичным. Точка невозврата была пройдена, и из друга-не-разлей-вода он превратился во врага (по крайней мере, на время учёбы). Если честно, я даже не знаю, где он живёт и чем сейчас занимается. После окончания школы он пытался поступить в политех, как и я, но не набрал баллов на вступительных. Тогда он вернулся домой, каким-то образом закосил от армии и устроился на местное телевидение репортёром. Внешность у него была, как сейчас говорят, модельная – светлые волосы, волевой подбородок, высокий рост, уверенные движения. Такой суровый нордический мужчина.

Репортёром он проработал несколько лет, и его уволили, потому что для работы на провинциальном телевидении недостаточно лишь хорошо держаться в кадре и говорить поставленным голосом – нужно ещё и репортажи писать, и темы для них искать. К сожалению, мой друг показал в этом себя не с лучшей стороны.

Последнее, что я знаю – это то, что, по слухам, они с братом пытались мутить бизнес по продаже какой-то электроники, но это было лет пять назад. А ещё знаю, что он женился – видел в «Одноклассниках».

Что бы было, если бы мы не поссорились? Я не стал бы искать себе новую компанию и, скорее всего, общался бы в школе и университете совершенно с другими людьми. Антон наверняка бы поступил в университет, и мы бы вместе с ним учились и, скорее всего, снимали бы жильё на двоих (я в студенческие годы точно так же снимал жильё с лучшим другом – с которым стал общаться уже после ссоры с Антоном). Были бы совершенно другие приключения. В общем, многое бы было по-другому.

А у вас есть свои точки невозврата? О каких своих ошибках, сделанных в прошлом, вы до сих пор жалеете?

Понравилось? Поделитесь с друзьями!